Аллея искупления

Удивительная, чувственная и душещипательная история про отчужденного мистика и роковую встречу в Городе Колёс. Заинтригованы?

Часть 1

Кровь покрыла мои руки. Я хотела протереть глаза после сна, но день начался с запаха запёкшейся крови, оставшейся на моих пальцах после того, как я слушала звуки удушья, которые издавал захлебывавшийся в крови вор, лежащий подо мной. Я посмотрела на его плечо - у него была такая же татуировка, как у других. Видимо у меня появились враги. Я вытерла руки об его запачканные лохмотья и собрала волосы в хвост. Надо было бить его моим скипетром, а не убивать его же ножом. Так было бы намного меньше крови. Сильно сомневаюсь, что таким ржавым лезвием можно проткнуть что-либо кроме картошки. Его одежда не стоит и гроша, так что продать эти вещи мне не удастся. Ещё один незаурядный день в Городе Колёс.

Я Кестрел (Kestrel). Раньше была солдатом. Потом меня перевели в отряд мистиков, и теперь я знаю, как привести вас в чувство либо призвать создание страшной силы, чтобы порвать в клочья - всё зависит от моего настроения. Долгое время я была приставлена к одному отряду солдат. Обошла весь Арун вдоль и поперёк. Помните те времена, когда ферм в Небесных Холмах (Celestial Hills) было как муравьёв в муравейнике? Не много их осталось там сегодня. Помните, когда можно было идти по тропе через Леса Забвения (Oblivion Woods) и не беспокоиться о том, что на вас вдруг нападут девы? Да, я тоже не помню такого, но истории об этом звучали красиво.

Как-то нам довелось патрулировать Попорию (Pоporia), когда куча охотников-убийц внезапно напала на нас. Мы дали им отпор, поначалу всё делали правильно, но шустрые маленькие ублюдки взяли нас количеством. Я по сей день помню раздирающий душу крик Талины (Taline), когда они перерезали её глотку. Я убежала.

Оказывается, армия не одобряет такие поступки. Под барабанную дробь я была отлучена из армии, мне даже зачитали полный свиток обвинений. Потом, меня отправили в какую-то тюрьму, но воздушный корабль, на котором нас перевозили, потерпел крушение. Я выбралась, и решила забыть про всё это. Говорю это не с гордостью. Я думала, что смогу начать жизнь с чистого листа, буду сама зарабатывать свой хлеб. Ведь я хороший целитель, отличный воин и не скуплюсь на заклинания воскрешения, как некоторые. Но у меня ничего не вышло. Слух обо мне быстро распространился по всем военным лагерям и среди определенных кругов, и теперь меня ждут также “радостно”, как клоуна Кастаника на свадьбе.

Я надеялась, что сегодня будет мой последний день с завтраком из воздуха и ужином из фантазий. Я наблюдаю за этой группой разбойников уже десятый день подряд. Они называют себя “Когти”. Они достаточно организованы, с этим не поспорить. Двое из них стояли, следили за охраной, двое других создавали затор в толпе, а остальные делали грязную работу. Два карманных вора, виртуозно исполняли свои махинации на центральной площади, а инфорсер (прим. переводчика: инфорсер - член гангстерской банды, функцией которого является принуждение к выполнению её требований или приведение в исполнение её приговоров) и два вышибалы “выдавливали” деньги из местных торговцев на Торговой Аллее (Commerce Alley), их главарь, наблюдал за этим всем из далека. Понятия не имею, как военные Валкиона упустили из виду эту банду, но я собиралась поквитаться с ними.

Я очень сильно обижаюсь на людей, которые пытаются убить меня, когда я сплю.

Часть 2

Площадь кишила людьми, а аллеи были переполнены мелкими и крупными торговцами, еретиками и всякого рода беднотой. Толпа - самое подходящее место для бандитской деятельности. Жаль, что я не могу стать невидимой… мне придётся раствориться в толпе. Это будет не сложно сделать. Я была бедно одета, как и большинство. В этом деле очень важен умственный настрой, а не только физическое состояние. Поэтому, я закрыла себя для всех, и направила свои мысли в глубину себя. В этот момент очень помогает думать о чем-то сильно злом. Я заметил, что если я свечусь от счастья - вокруг меня почему-то перестают собираться люди, и никто больше не предлагает мне купить свежевымытого козлёнка. Но на этом, почему-то, мои способности ограничиваются. Мне по прежнему нужна помощь, чтобы пройти через охрану.

“Ты хочешь разозлить берсеркера? Я могу это устроить. Что мне с этого?” - непослушно заблестели глаза маленького хорька-попори, после выслушивания моего предложения.

“Приятное ощущение от помощи кому-то, кто находится в нужде?”

Друг Нурана сидел в тюрьме. Чистой воды ошибка. Он ведь даже не подозревал, что аманы такие чувствительные, когда их называют гигантами. “Мистик призовёт твоего друга из тюрьмы, а Нуран поможет мистику. Такие мои условия. Мне нужен ответ прямо сейчас: да или нет?”

Я наклонилась и уткнулась своим носом в нос Нурана. “Если ты меня обманешь и растворишься в толпе, маленький хорёк, я найду тебя и призову демона, который начнет постепенно пожирать тебя, а потом я воскрешу тебя и начну всё сначала. Так будет продолжаться до тех пор, пока я не заскучаю”.

Нуран сглотнул, и резко закивал в ответ. “Я всё понял. Нуран сдержит своё слово, если женщина человеческой расы сдержит своё”.

“Как зовут твоего друга? Опиши его мне. Мне нужно представить его образ в голове, чтобы призвать его”.

Нуран начал выплёвывать кучу прилагательных и метафор, большинство из которых ни о чем не говорили. Наконец, мне удалось сузить этот поток информации до “очень озорной заяц-попори по имени Гирип”. Я открыла свой разум и сфокусировала умственные силы - и без каких-либо осложнений, Гирип появился перед нами. Видимо, он громко спорил с кем-то в тюрьме в момент его призыва, и поэтому он всё ещё продолжал описывать вину своего обвинителя амана во всех известных ему цензурных и нецензурных выражениях.

Я бросила взгляд на Нурана, а он посмотрел на меня, потом я подтолкнула его в сторону к одному из охранников. “Расскажи ему, почему ты ненавидишь аманов!” Он подмигнул мне и тотчас же направился к нему. “Удачи тебе, мистик!”

Спустя лишь несколько минут, крики, смех и хихиканья раздавались по всей площади, а мне удалось пройти через охрану. Их подкрепление скоро придёт и будет пытаться найти источник беспорядка, но попори очень мелкие и, кажется, воспитаны, чтобы начинать заварушки, поэтому охране придется не легко. Конечно, это сыграет на руку и жуликам, которые срезают сумки с золотом у зевак во время массовых беспорядков ещё быстрее и больше. Настало время мне действовать. Я вычислила первого воришку, это был человек с самыми уродливыми усами, которые мне довелось когда-либо видеть. Его перочинный ножик сверкнул на солнце и отрезал очередную сумку как раз в тот момент, когда я ударила его скипетром прямо в темя. Он что-то проворчал и свалился на землю, как мешок с углём.

Аман, сумка которого была срезана, повернулся и стал надо мной, закрывая собой солнце. Я посмотрела на него снизу вверх. Его глаза были полны злости, и он начинал злобно скалиться. “Этот человек - вор. Видишь? Мне не нужна твоя сумка. Сядь на него, и сиди пока не придёт охрана”. Я улыбнулась, глядя на него.

Аман вдруг приобрел нормальное выражение лица, и сделал точно, как я сказала. Вор застонал опять, когда большая тушка амана погрузилась на него сверху. Второй вор заметил меня. Я увидела лезвие кинжала, которое он достал, перед тем, как собирался прыгнуть на меня. Я вскрикнула и отпрыгнула в сторону. Мне было тяжело сражаться из-за толпы, и я не могла использовать заклинания, так как большинство из них поражает несколько целей одновременно. Но всё же у меня было чем его удивить.

Я телепортировалась и оказалась сзади него, прежде чем он сумел осознать где я нахожусь. Я трижды прочитала заклинание, и даже успела улыбнуться, смотря на его кожу, которая начала приобретать зеленый цвет, а потом сразила его двумя магическими болтами. Он упал на землю, ворочаясь и корчась от боли, и тут в толпе началась паника. Я наклонилась над его трупом, перевернула его на живот, привязала руки к ногам и воскресила этого жалкого прохвоста. Он наверняка выживет до прихода охраны, но точно уже никуда не убежит.

Мне пришлось действовать очень быстро, а иначе арестованной оказалась бы я. Горожане направились на Площадь Триумфа и я поспешила за ними. Если бы мне только удалось отделиться от толпы и проскочить назад на аллею, чтобы поймать инфорсера!

Завернув за угол, проходя в толпе, мой живот внезапно почувствовал тяжесть. Инфорсер-кастаник и двое его мускулистых миньонов ждали меня с оружием в руках. Несколько попори и пара аманов прятались в углу - это были торговцы. Инфорсера явно не интересовала задушевная беседа со мной. Его сдвоенные мечи блеснули, когда он достал их из-за спины, а потом направились к моему горлу. Миньоны тоже отстегнули двуручный меч и большой топор, и бросились на меня.

“Лишь глупец смеет связываться с Когтями” - прошептал кастаник.

Первым до меня добежал воин-кастаник, но я успела телепортироваться, и оказалась сзади их троих, и проклясть их. Берсеркер прицелился и со страшной силой вонзил свой топор прямо перед моими ногами - он промахнулся, слава Велике. Я призвала демона и направила его на берсеркера, пока сама замедлила воина и слеера. Даже один на один - это был бы очень тяжёлый бой. А уж три на один - это и подавно нельзя было назвать боем, это скорее мина для голодного мистика.

Я ударила воина и слеера титаническим ударом (Titanic Smite), и почувствовала немного уверенности, когда это заклинание сбило воина с ног. Слеер замахнулся своим тяжёлым мечом и нанёс удар, от которого мне удалось отпрыгнуть. Мои глаза загорелись, когда я истощила немного жизней из всех “Когтей”. В воздухе появились летучие мыши темно-красного цвета, пульсируя, с каждым биением сердца они высасывали всё больше жизней у моих врагов, и превращали их в ману для меня.

Берсеркер не стал даже обращать внимания на моего демона, и направился прямиком на меня. Я увернулась от большего количества его ударов, но моё бедро начало кровоточить, и спустя некоторое время, мы практически вернулись к тому с чего и начинали. Боль была невыносимой, а в глазах иногда темнело на несколько секунд.

Я слышала рычание и крики, но не могла сразу прийти в себя. Демон продолжал кромсать берсеркера, а торговцы стали вдруг превозмогать воина и слеера. Я не могла поверить своим глазам. Берсеркер не спускал с меня глаз, и с ужасным криком он нанес мне удар по голове. Я покатилась по земле в сторону, чувствую глубокую рану на голове, и в надежде увидеть большую часть моих волос отрубленными и лежащими как солома на дороге.

Но он не смог снова напасть на меня, так как пульс арканы (Arcane Pulse) попал прямо ему в спину и он умер в муках. За ним, спокойно подходя ко мне, я увидела их главаря.

“А ты устроила не хилую заварушку!”

Я моргнула и подняла мой скипетр, чтобы напасть, но он поднял руку вверх и остановился. Потом он повернул голову немного в сторону, чтобы увидеть, как торговцы добивали кастаника и его вышибалу. Он одобрительно кивнул им.

“Я так давно пытался выманить эту банду на открытую улицу и показать себя, что уже сбился со счёта дней. Я пытался подкупить многих, угрожал торговцам, и даже вежливо просил”. Он улыбнулся.

Я моргнула дважды. Мои ноги так сильно болели, что я бросила на землю зелье, чтобы исцелить себя. Выпив его, я почувствовала значительное облегчение. “Так вы не с ними?” Наконец спросила я.

Я следил за ними очень долго, и иногда даже встречался с ними. Теперь я понимаю, что это могло запутать тебя. Он поднял какую-то синюю заколку с земли, а потом произнёс: “Я Лиаль” (Lyall).

“А я Кестрел”. Я встала, и подошла немного ближе, всё ещё нервничая, но желая выслушать его. “Что это за заколка?”

“Это символ. Закон не всегда помогает всем, кто нуждается в помощи. Военные ряды Велики серьезно ослабели за последнее время. Бедность часто заставляет людей приходить в Велику, где такие бандиты, как “Когти” забирают у них последнее”. Лиаль положил заколку себе в карман. “А мы здесь для того, чтобы разбираться с такого рода вещами”.

“Мы?” - повторила я.

“Руки Велики”. Лаиль гордо задернул голову вверху. “Но давай обсудим это в другом месте. Аманы и попори разберутся с охраной. Тебя никто не выдаст”.

Я пошла за ним, переполненная интересом. Я видела Лиаля несколько раз с бандой “Когтей”. И не раз я считала их единомышленниками. И всё же, в любой момент я была готова призвать моего демона, чтобы справиться с ним, если он вдруг окажется не тем, за кого себя выдаёт.

“Мы работаем за чертой закона”, начал говорить Лиаль, “но мы следуем закону. Следим за его выполнением. Богиня Велика заповедовала нам жить в мире друг с другом, но это никогда ещё не останавливало ни одну банду от своих грязных дел. И это не остановило воровство или угрозы”.

Я одобрительно кивала. “Или случайные убийства”.

“Охранники Ордена сокола все сражаются в Шаре. Оставшихся очень много, и они находятся очень далеко от нас. Мы заполняем это расстояние своим присутствием”. Лиаль остановился, и окинул меня взглядом. “Ты бы смогла стать очень важной частью нашего дела”.

Мои щеки порозовели. Я ненавидела себя за такой прекрасный подвернувшийся случай, и за то пятно позора, которое лежало на мне. Интересно, что из этого всего знал Лиаль. “Ты не знаешь меня”.

Лиаль пожал плечами. «Зато я видел, на что ты способна. Ты умеешь сражаться, ты способна мыслить в бою, и ты вела себя, как настоящий воин: идеальный кандидат для „Рук“».

Я хотела сказать “да”. Я хотела принять его предложение, почувствовать это ощущение быть необходимой и иметь цель в жизни снова! В тоже время, я была напугана. Хватит ли у меня смелости? Сможет ли Лиаль полагаться на меня в бою? “Меня с позором выгнали из армии. Я отшельник. Я не та, какой кажусь”. Слёзы потекли из моих глаз, и я подняла голову вверх смотря на облака, чтобы хоть как-то сдержать их.

Рука Лиаля прикоснулась к моей внизу. Я посмотрела на неё, и снова увидела ту самую заколку, ожидающую, чтобы я взяла её.

Лиаль спросил меня: “Кем ты хочешь быть?”

Автор R. K. MacPherson, специально для участников закрытого раздела форума tera-online.com

Спасибо Leno4ka и Popori за помощь в редактировании.