Один день из жизни Sorcerer

На сайте massively.com появилась статья писательницы истории мира ТЕРА Fran Stewart, в которой она рассказывает нам о суровых буднях одноговолшебника.

Один день из жизни Sorcerer

Это рассказ ведётся магом высших эльфов Дектором (Dektor), писарь Валкиона пересказал эту историю слово в слово Кимару (Kimar) - историку Барака, изучающему эльфийскую историю. Этот рассказ переносит все важные моменты, которые зачастую обитают в мыслях, на страницы ежедневника.

Дектор, сын Ридика (Ridic), дитя Кара (Karas), помнит этот день: что он увидел, узнал и сделал, и переживает о том, чтобы эти знания не оказались тщетными и не были забыты. Мы помним каждый наш прожитый день и заботимся о том, чтобы ничего не пропало, и чтобы мы остались одним целым.

Утро началось, как всегда: овсянка с мёдом и чаем, заканчивающаяся расслабляющей ванной. Потом тренировка во дворе рядом с городскими воротами. В тот день дикие кабаны докучали городским стражам и даже поранили одного из уличных торговцев. Я принял мудрое решение закончив тренировку немного раньше и направив свой диск на этих необузданных животных. Диску и его хозяину понравились новые трюки, которые были изучены нами с момента последней настоящей битвы, а кабаны отделались сильными ожогами и порезами…по крайней мере те, которым удалось уцелеть. Однако, очень жаль, что детям Аруна и Шара приходится решать вопросы таким жестоким путем, но что-то приятное в этом всё же есть!

Честью для Дектора было присоединится к группе исследователей в Храме Дагона (Temple of Dagon). В месте, где обитает сила - мудрец может постичь многое. Мы спокойно дошли до места с упавшей колонной - первый признак грядущего храма. Возле неё один из новичков поймал глаз камара (kamara), который схватил его ногу большими челюстями. Джорид (Jorid) отвлекал внимание монстра и трех его миньонов - пока Эрука (Eruka) бил их топором, а я и Кижан (Qijann) защищали фланг.

“Давай! Бей же их!” - кричал Кижанн. “Всё, что они отгрызут у тебя - я смогу вернуть на место!”

Один день из жизни Sorcerer

Я обволакивал монстров языками огня, а Джорид удерживал их в одном месте. Потом, когда они втроем оказались на одной линии, я выстрелил по ним “пульсом арканы” - раскидывая их, как камни. Эрука пробил панцирь последнего монстра и он тоже умер. Кижан вылечил молодого рекрута, но страх теперь будет жить в его ногах всегда!

“Не волнуйся, малыш” - слышал я речь Кижана, “ничто так не нравится леди, как большие шрамы, оставшиеся от укусов монстров!” Успех Кижана, как целителя не оспорим и полон тайн.

Все части храма кроме главного входа находятся ниже холма. Корни деревьев пробили в нем отверстия для дождя и переливов солнечного света. Огромные колонны стоят здесь ещё с давних времён и служат защитой для храма. Мы поели с исследователями возле главного входа.

Паркай (Parkai), лансер и хороший “щетовик”, пригласил меня на второй пост исследователей, находящийся несколько уровней ниже. “Тут есть загадочные строение, которые тебя понравятся” - сказал он.

Мы могли подождать остальных, но Паркай сказал, что точно знает дорогу. По крайней мере, он так считал. Когда я заметил сомнение на его лице - он засмеялся. “Это место - пещера змеи, и поэтому пути тут извиваются, как язык Ишары в ухе Лока. Дай мне минутку, чтобы понять в каком из серпантинов мы находимся”. Мы повернули за угол и наткнулись на торговца гула (gula merchant) и его сопливых подопечных. Они ринулись на нас. И хотя Паркай удерживал здорового толстого торговца своим щитом, миньонам всё же удалось оббежать его и начать атаку сбоку. Я отступил назад, изжигая их огнём, а потом пронзил их острием льда. Миньоны были повержены, а жестокий гула повернулся в мою сторону и прыгнул на меня.

Он так сильно ударил меня своей дубиной, что я упал на землю, оглушенный. Я знал заклинание, которое моментально поднимет меня на ноги, но я не мог воспользоваться им, так как голова моя кружилась весьма сильно. Вот, как приходит конец - подумал я. В узком пространстве магу достаточно один раз ошибиться. Монстр вновь замахнулся своей могучей дубиной. Ещё один такой удар и мне бы настал конец, если бы моё безнадежное положение вовремя не заметил Паркай, который ринулся ко мне с силой, убивая остатки миньонов на своём пути.

“Умри, плотоядная тварь!” - прокричал он насадив гула на свой ланс. Мы облокотились на стену и передохнули.

“Всё ещё дышишь?” - спросил Паркай.

“Дышу, но не совсем жизненно” - ответил я - “зелье исцеления бы нам не помешало, если мы собираемся продвигаться глубже”

“Заклинания и дебафы” - проворчал он. “Кто покупает дорогие зелья для того, чтобы спуститься на несколько ступенек вниз?”

Я вздохнул. Я использовал поток ветра, чтобы узнать местоположение центрального отсека, и начал медленно и осторожно продвигаться по направлению к нему. Наконец-то мы нашли ещё одни ступеньки, далеко внизу мы слышали шипящие голоса Наг. Мы видели тени: несколько маленьких и одну большую. “Я смогу убить маленьких врагов, если ты возьмешь на себя большого” - прошептал я.

Паркай улыбнулся. “Нет пути назад, как только через них! В этот раз стой за мной!”

Один день из жизни Sorcerer

Так и получилось. Я использовал заклинание ядовитого облака около змей. Маленькие вдохнули, и потом сгорели в жару магмы, прочищая Паркаю путь к большой змее. Паркай оглушил её своим щитом. Наш ядовитый враг начал кастовать заклинание, но я исполнил заклинание быстрее змеи, и пронзил её сердце ледяным осколком. Дальше нам не представляло никаких трудностей добраться до следующего поста исследователей, где мистик доброжелательно залечил наши раны. Я так и не увидел прекрасных строений, которые обещал мне показать Паркай.

Да не будет сказано нигде, что Дектор, сын Ридика не может смеяться над своими ошибками. Даже не смотря на то, что я хорошо сражался в сложных обстоятельствах, я вспомнил слова моего учителя Кекоса (Kekos), сына Ераша (Yerash): “Враги волшебника должны умирать на расстоянии, а не в его объятиях”. Теперь, я могу добавить к этому кое что ещё: “одинокий волшебник должен атаковать быстро и убивать врага одним заклинанием, дабы не дождаться того момента, когда враг нанесет ответный удар - ведь у нас нет щитов.

Однажды я вкусил одинокое углубление в тёмные пещеры и бездорожные крепости, и я вспоминаю сейчас, как одиноко мне было сражаться без помощи щитов и исцеления. Некоторые событие лучше переживать вместе.

Вот всё, что Дектор увидел, узнал и сделал. Ничего не должно остаться не описанным. Ничего не должно быть потеряно.

Оригинал статьи